Мебельные стяжки: виды и размеры крепления, как соединить дсп между собой

Виды четырехшарнирных мебельных петель

По конструкции, по тому, как чаша с коленом скреплена с ответной планкой, четырехшарнирные петли мебельные могут быть трех видов:

    • Slideon— части петли вставляются друг в друга и соединяются с помощью фиксирующего винта, имеющего специальные насечки, благодаря которым даже в ослабленном состоянии он надежно «держит» соединение. Данный вид петель является самым распространенным.

    мебельная петля slide-on

      • Clipon — части петли соединяются простым защелкиванием, безвинтовым способом. Фасад можно снять и установить без использования каких-либо инструментов – достаточно потянуть за защелку. Петли clip-on еще называют петлями быстрого монтажа.

      мебельная петля clip-on

        • Keyhole– на плече чаши с коленом имеется отверстие, напоминающее по форме key hole – замочную скважину. Крепеж плеча и планки осуществляется за счет пропускания головки фиксирующего винта сквозь это отверстие.

        мебельная петля key-hole

        Независимо от конструкции, все вышеперечисленные виды делятся соответственно своему предназначению и способу монтажа – какой фасад используется в мебели и каким образом он крепится к корпусу.

        Петли 90 градусов

        *Обозначение 90 градусов в данном случае условно, служит для маркировки петель, открывающихся под прямым углом. На самом деле, ход дверцы несколько больше, достигает порядка 105-120 градусов при открытии. Некоторые производители и продавцы фурнитуры могут маркировать данный вид не «петля 90», а, например, «петля 110» — никакой ошибки здесь нет.

        накладная мебельная петля

        Накладная (внешняя) петля 90 градусов отличается прямым «плечом», без изгиба. Используется для фасадов, полностью закрывающих торцы боковых стенок корпуса (без учета технологического зазора, который может составлять 1-5 мм).

        полунакладная мебельная петля

        Полунакладная (срединная, полувнешняя) петля 90 градусов, плечо чаши с коленом отличить можно по изгибу средней величины. Используется редко. Например, в кухонных двухрядных горизонтальных шкафах для крепления нижней дверцы и в трехстворчатых гардеробах для крепления срединного фасада.

        вкладная мебельная петля

        Вкладная (внутренняя) петля 90 градусов отличается большим изгибом на «плече», благодаря которому осуществляется вынос вкладной дверцы при открывании за пределы корпуса. Используется редко. Например, в офисной мебели, в которой корпус сделан из утолщенного ДСП 22 мм и внутренний фасад подчеркивает эту деталь.

        Петли 180 градусов

        прямая штольная петля

        Прямая (штольная) петля для фальш-панелей предназначена для крепления фасада к боковине, которая находится в той же плоскости. Чаще всего используется в угловых кухнях, при использовании соответствующего углового модуля мойки.

        петля трансформер 165 градусов

        Карусельная (краб, крокодил, трансформер) петля 165 градусов узнаваемая по характерной сложной форме колена чаши, благодаря которой обеспечивается развернутое открытие дверцы относительно корпуса – практически до 180 градусов. Также может быть накладной, полунакладной и вкладной. Отличается формой плеча.

        мебельная петля краб/крокодил

        Виды угловых петель

        мебельная петля угловая 30 градусов

        Угловая петля 30 градусов «прижимает» фасад, расположенный под углом 90 30 градусов относительно корпуса. Используется чаще всего в скошенных торцевых шкафах кухонных гарнитуров или гардеробах. Угол установки – 120 градусов. Некоторыми производителями маркируется по углу установки, т.е. называется петля 120 градусов.

        мебельная петля угловая 45 градусов

        Угловая петля 45 градусов используется в трапециевидных одностворчатых и двухстворчатых шкафах – например, кухонных или гардеробных. Аналогично предыдущему виду, может называться по углу установки – петля на 135 градусов.

        мебельная петля угловая 135 градусов

        Угловая петля 120-135 градусов чаще всего служит соединением двух фасадов, скрепленных между собой под прямым углом в 270 градусов, отрывающихся «гармошкой». В данном случае к корпусу дверца без ручки крепится на карусельную петлю из предыдущей категории.

        мебельная петля угловая отрицательного открывания

        Угловые петли с отрицательным углом открывания используются крайне редко, из-за конструктивных особенностей: торцевые шкафы, как правило, служат окончанием ряда мебели и открывать дверцу удобней с другой стороны. Но бывают проекты, в которых целесообразней реализовать и противоположное решение.

        На фото приведены основные виды мебельных петель стандартного типа, без доводчиков, обеспечивающих плавное закрывание. Петли с доводчиками классифицируются аналогично – в зависимости от типа фасада и угла установки относительно корпуса. Отличаются внешне от стандартных только формой плеча, вовнутрь которого встроен специальный амортизирующий движение механизм. Также доводчик может быть не встроенным, а накладным – как, к примеру, предлагает такой производитель, как Blum. Но основная масса предложений на рынке все-таки не предполагает возможности усовершенствования. Поэтому если вы настроены устанавливать фасады с плавным закрыванием, без раздражающего стука, приобретайте фурнитуру с доводчиками сразу. Правда, и стоит она несколько дороже. Перед покупкой рекомендую ознакомиться с обзором по мебельным петлям с доводчиками.

        Отдельная группа мебельных петель — для стеклянных фасадов, со сверлением и без сверления стекла. Обзор по петлям для стекла здесь.

        Источник

        Угловые мебельные петли

        Дверные петли являются основным элементом мебельных шкафов любых размеров и любого назначения. Они бывают различных видов, отличающихся друг от друга особенностями конструкции и назначением.

        Мебельные стяжки: виды и размеры крепления, как соединить дсп между собой

        Наиболее популярными являются четырехшарнирные, потому что они прочные и служат продолжительное время. Они подразделяются на два типа: прямые (с углом 90 градусов) и угловые (все другие нестандартные углы). Угловые мебельные петли применяются в гарнитурах при сборке угловых шкафов.

        Как выбрать подходящие?

        Прежде, чем отправляться в магазин, нужно понять, какие петли подходят в конкретном случае. Это зависит от требуемого угла открывания и особенностей крепления.

        Какими бывают угловые петли?

        • накладные (внутренние), закрепляемые внутри шкафа;
        • накладные, расположенные на фасаде и прикрывающие боковую сторону корпуса в открытом состоянии.
        1. 30 градусов
        2. 45 градусов
        3. 120-135 градусов

        Мебельные стяжки: виды и размеры крепления, как соединить дсп между собой

        Такие петли требуются в основном в скошенных торцевых углах, где более широкое открытие невозможно. Устанавливается под углом 120 градусов, поэтому иногда в продаже называются как «Кузнечик».

        Такие мебельные петли нужны для трапециеподобных шкафов. Крепятся под углом 135 градусов (встречается маркировка «135 градусов»).

        Обычно такая мебельная угловая петля соединяет два фасада, скрепленных между собой.

        Отрицательный угол

        Такие петли сложно найти в магазинах, потому что они маловостребованы. Применяются они на торцевых шкафах на крайней дверце, которую удобнее открывать с противоположной стороны. Но иногда единственным подходящим вариантом является именно такая мебельная петля.

        Это стандартные и самые востребованные параметры угловых петель. При необходимости угол открывания можно сделать любым, но для этого придется обратиться к специалистам, делающим мебельные петли на заказ, указав все желаемые параметры (размер, материал, угол открывания). Недостатком этого является более высокая цена относительно покупки традиционных вариантов угловых петель в магазине.

        Конструкция угловой петли

        Данные петли имеют регулировочные болты, с помощью чего можно выравнивать дверцу с любой стороны и по углу притвора. Они имеют доводчик, благодаря чему дверца закрывается плавно. Это увеличивает срок службы за счет того, что механизм медленнее изнашивается, чем в случае, если бы створка захлопывалась резко.

        Как подобрать подходящие угловые петли?

        Угловые петли имеют стандартные разновидности, но при необходимости можно сделать на заказ любой другой угол открывания. Основным параметром выбора является расположение шкафа относительно других и имеющееся пространство для его открытия.

        Мебельные стяжки: виды и размеры крепления, как соединить дсп между собой

        Традиционно мебельные дверцы открываются доводчиком под углом 90-110 градусов, в этих случаях применяются прямые петли. Когда необходимо выйти за рамки этого диапазона, потребуются именно угловые петли. Если желаемый угол шире, то нужно искать варианты с маркировкой «плюс», если уже, то «минус». В случае, если нестандартный угол не кратен 5, то вместе с петлей придется установить специальную накладку, помогающую отрегулировать угол.

        Как правильно устанавливать?

        Угломер Пифагора — это вспомогательная шкала, предназначенная для расчетов при подготовке к установке угловых мебельных петель. Его можно купить в специализированном магазине или сделать самостоятельно с помощью плотного картона. В противном случае придется отмерять все самостоятельно.

        Ровную сторону угломера нужно прислонить к месту, где будет находиться петля и отметить место, где он будет упираться в нижнюю часть корпуса снизу.

        Сначала нужно установить навеску на дверь, а ответную планку расположить на стенке. Это делается на основании предварительной разметки, в ходе которой указывается точка монтажа петли. Достаточно взять линейку и простой карандаш. Определив подходящее место, следует просверлить отверстие для закрепления чашечки. Его размер будет равен толщине петли. Обычно это 11-13 мм.

        Затем нужно определить, где будет крепиться навесной элемент. Чтобы сделать это петлю устанавливают в заранее просверленное отверстие и отмечают карандашом точки, где оказались крепежи.

        Лучше использовать шаблон, и тогда не придется тратить время на то, чтобы совершать отдельный расчет для каждой петли.

        Используя соответствующее по размеру крепежным элементам сверло, нужно проделать отверстия для креплений, после чего следует установить навесную часть петли и закрепить ее на фасаде.

        Следующим шагом будет определение точки расположения ответной планки. Дверь шкафа нужно ровно прислонить к корпусу и отметить соответствующую точку. Важно помнить, что при любой неточности и несовпадении петля установится неправильно, и дверь не сможет открываться и закрываться.

        В отмеченной точке также просверливается отверстие, где закрепляется ответная планка.

        Последним этапом является регулирование угла открывания, если это необходимо.

        Установка угловых мебельных петель схожа с установкой прямых петель за исключением необходимости дополнительного учета угла открывания.

        Источник

Домашняя кухня – коллекция советских рецептов. страница 2

Пирожки с рисом, яйцом и зеленым луком

Читайте также:  Кухонный процессор Элекма Паспорт Руководство (торги завершены #218785896)

средне
Пирожки с рисом, яйцом и зеленым луком

Когда хочется чего-то сытного, приготовьте пирожки с рисом, яйцом и зеленым луком по нашему рецепту. …

Торт Наполеон из бездрожжевого теста

средне
Торт Наполеон из бездрожжевого теста

Если вы решите приготовить торт «Наполеон» из бездрожжевого теста (готового, купленного в магазине), …

Капустная солянка

легко
Капустная солянка

Настойка Клюква на коньяке

легко
Настойка Клюква на коньяке

Приготовьте настойку «Клюква на коньяке» по нашему рецепту, и ваши гости, употребляющие алкоголь (в …

Эклеры со сливочным кремом

сложно
Эклеры со сливочным кремом

Рыба под польским соусом

легко
Рыба под польским соусом

Рыба под польским соусом — блюдо очень простое, состоящее из всем доступных ингредиентов, которое …

Шоколадная Колбаса

легко
Шоколадная Колбаса

Жаркое с мясом и грибами в горшочках

средне
Жаркое с мясом и грибами в горшочках

Хотите побаловать домочадцев вкусным и сытным ужином? Приготовьте жаркое с мясом и грибами в …

Пирог Лимонник

средне
Пирог Лимонник

Пирог «Лимонник» просто создан для тех, кто любит цитрусовый вкус во всех его проявлениях. Для …

Ежики из фарша с рисом в духовке

легко
Ежики из фарша с рисом в духовке

Запеките ежики из фарша с рисом в духовке: побалуйте себя вкусом детства и поделитесь своими …

Суп из консервированного лосося

легко
Суп из консервированного лосося

Простейший летний бутерброд

легко
Простейший летний бутерброд

Очень простое и очень вкусное сочетание. Люблю начинать лето с такого бутерброда!

Свинина с грибами

легко
Свинина с грибами

Коктейль Северное сияние

легко
Коктейль Северное сияние

Чтобы приготовить необходимую для этого коктейля водку, залейте 500 мл хорошей водки 2 крупных …

Заливной карп с медом

сложно
Заливной карп с медом

Торт Шоколадное полено

средне
Торт Шоколадное полено

Кисель из смородины и малины

легко
Кисель из смородины и малины

Окрошка мясная сборная на квасе

легко
Окрошка мясная сборная на квасе

Окрошка мясная сборная на квасе подобна сборной солянке – богатый вкус и много мясных продуктов. Это …

Маринованная сельдь

легко
Маринованная сельдь

Студень из курицы

легко
Студень из курицы

Студень

сложно
Студень

Студень получится мутным и некрасивым, если бульон во время варки будет бурно кипеть. Если вы видите …

Яблочный компот

легко
Яблочный компот

Для этого напитка использовать можно любые сорта яблок. Но на наш взгляд, самые вкусные компоты …

Разделка и подача сельди

легко
Разделка и подача сельди

Соленое сало со специями

легко
Соленое сало со специями

Правильные макароны по-флотски

средне
Правильные макароны по-флотски

Макароны по-флотски, которыми кормила в детстве мама, мы прекрасно помним. Там никакой тушенкой и не …

Куриный суп с фрикадельками

сложно
Куриный суп с фрикадельками

Котлета по-киевски с помидорами

средне
Котлета по-киевски с помидорами

Гречка с лососем

легко
Гречка с лососем

Гороховый суп с копченостями в кастрюле

средне
Гороховый суп с копченостями в кастрюле

Если на вашей кухне варится гороховый суп с копченостями в кастрюле, можно не сомневаться, что за …

Цыплята табака

легко
Цыплята табака

Цыпленок табака – блюдо грузинской кухни не требует долгой предварительной подготовки, его …

Пирожное Картошка

легко
Пирожное Картошка

Вместо рома в тесто для “картошки” можно добавить коньяк или красное полусладкое вино. Если десерт …

Бутерброды со шпротами

легко
Бутерброды со шпротами

Cвинина под соусом

легко
Cвинина под соусом

Чем же была советская кухня?

Матрешка – вот самое удачное, на мой взгляд, сравнение для советской кухни. Этакая «матрешка», состоящая из многих вложенных друг в друга элементов. Вот и попробуем собрать ее, начав с самой сердцевины. И постепенно, мало-помалу, добавляя новые фигурки и одежки, постараемся сложить единый образ этого явления.

Думаю, не ошибусь, если скажу: как и в любой кухне, в основе кухни советской лежали характерные для нее продукты и рецепты. Возникшая на основе многовековой русской кулинарии, она восприняла весь устоявшийся к началу XX века продуктовый и рецептурный набор. Но приняла его не механически, а пропустив через своеобразное сито. В чем состояла эта селекция? 

• С самого начала из-за идеологических соображений была убрана вся изящная кухня высшего общества. При этом давление на эту часть русской гастрономии было столь велико в первые годы советской власти, что в последующем даже при всем желании властей создать для себя некий аналог кухни высшего света ничего достойного не получилось.

• Хронический продуктовый дефицит привел к вымыванию многих продуктов. Причем исчезали не только какие-то дорогие, экзотические товары (скажем, каперсы, рябчики или осетрина). На практике порой пропадали даже продукты, входящие в базовую корзину национальной кухни – гречка, масло, речная рыба. 

• Практически полная изоляция от внешнего рынка – главным образом из-за дефицита валюты, к которому позже добавились и идеологические причины. Следствием этого стало исчезновение из продажи всего, что не производилось в СССР, за исключением финских салями, сыра «Виола», югославской ветчины да польских мороженых овощей. Основная же масса закупаемых по импорту продуктов предназначалась для советской пищевой промышленности, которая превращала их в привычные населению кофе почти без кофеина, колбасу почти без мяса, приправы почти без аромата. 

• Появление новых нехарактерных для исторической русской кухни продуктов – кукурузы, океанической рыбы и морепродуктов, крабов, призванных восполнить дефицит базовых продуктов национальной кухни – мяса, речной рыбы, фруктов и овощей. 

• Постепенное сокращение свежих продуктов всех категорий, связанное с хроническими недостатками системы торговли и распределения. Увеличение в противовес этому доли консервов и полуфабрикатов. После того как советская пищевая промышленность освоила технологию томатного пюре и пасты (в 1930-х годах), свежие помидоры практически исчезли из общепитовских рецептов соусов, маринадов, супов и борщей. В эту тенденцию вписывается и массовое употребление готового фабричного майонеза. 

• В связи с уменьшением доли речной рыбы и мяса в питании населения происходило увеличение потребления блюд из круп. Создание новых видов крупяных изделий – крупы «Артек», воздушных и плющеных кукурузных зерен, искусственного саго. Резкий рост доли сначала картофеля, а затем – макаронных изделий в рационе массового питания. 

• Замена естественных кулинарных жиров на их искусственные модификации. Маргарины и другие кухонные жиры полностью вытеснили из общественного питания сливочное масло и изрядно потеснили качественные растительные масла. 

Следующая ступень понимания советской кухни, очередная фигурка матрешки, – это ее рассмотрение в качестве более широкого предмета: не только продуктов, но и типичных поварских приемов, технологии обработки продуктов, типа и характера пищи, норм и обычаев подачи блюд. И уже с этой точки зрения советская кухня представляла из себя гораздо более самобытное явление. Причем это не о том, что я ее хвалю. А лишь о том, что наша кухня XX века имела очень индивидуальный характер, подчас не встречая аналогов в мире. В чем же заключались эти ее особенности?

Читайте также:  Кухня мятного цвета в интерьере: 70 фото современных идей дизайна от

• Ориентация на общепит придала кухне характер промышленного производства, что привело к потере индивидуального отношения повара к клиенту. А приготовление любого блюда на сотню-другую порций создало соответствующую культуру приготовления и отношения к нему. 

• Борьба с воровством в столовых и ресторанах привела к унификации рецептов, девальвации поварского искусства, которое заключалось лишь в точном следовании установленным нормами вложениям и рецептурам. 

• Окончательно утвердилось четкое советское меню: салат, суп, горячее, десерт (кофе, компот). Всякие промежуточные типы подачи (горячие закуски, сыры, фрукты) уходили из массовой кухни в избранную гастрономию хороших столичных ресторанов и торжественных приемов. 

• Закуски все больше упрощались до нарезки колбасных изделий, сыров, балыка, рыбных консервов (шпрот, сардин, селедки) и т. п. С исчезновением продуктов естественным образом исчезали такие приготовляемые дома закуски, как ростбиф, буженина, блюда из субпродуктов. 

• Широкое распространение системы заказов на предприятиях и в учреждениях «подрывало» праздничную домашнюю кулинарию, которая все чаще сводилась к нарезке колбас, выкладке на тарелки консервов и замешиванию продуктов с майонезом (оливье, селедка под шубой, мясные салаты). 

• Первые блюда в массовой кухне отходят от национальной исторической традиции. Практически исчезают из массового питания калья, ботвинья. Причем не в силу того, что нет продуктов или сложно приготовить. Просто в какое-то время они не попали в выбранный формат общепита. И наоборот, советское время – это расцвет борщей, рассольников, солянок, супа-лапши. Что, в общем, тоже можно понять – простые доступные продукты, выразительные блюда. Плюс – это еще и способ утилизации остатков неиспользованных в горячих блюдах продуктов, сытность и калорийность. 

• Освоение в быту и общепите национальных блюд (прежде всего Средней Азии и Закавказья) стало мощной тенденцией, несколько девальвированной однако качеством продуктов и незнанием специфических поварских приемов этих народов. Вместе с тем именно кавказская кухня стала при СССР для многих синонимом праздничного стола в силу своей яркости, остроты вкуса и общей экзотичности. 

• Сохранение «живой» русской кухни лишь в быту. И речь здесь идет не о каких-то уникальных блюдах типа няни, коврижек или клюквенного взвара. Именно каши, блины и пироги в массовом общепите готовились из рук вон плохо. Лишь домашняя кухня хранила «бабушкины» рецепты, на деле развивая историческую традицию народа. 

Но самые интересные черты советской кулинарии ждут нас при рассмотрении следующего его «уровня» – социально-культурного и психологического. Действительно, наша кухня – это весомая часть культуры советского народа в XX веке

• Несомненная политизированность советской кухни. Этим она резко отличается от дореволюционной кулинарии, которая никогда не была особенно связана ни с какими событиями политической истории. 

• Эта политизированность стала, в свою очередь, следствием патерналистской роли, которую взяло на себя советское государство. Известно, что Николай II во время всеобщей переписи населения в 1897 году ответил о своей профессии – «хозяин земли Русской». При этом в официальной доктрине «кормильцем» этой земли всегда выступало крестьянство. И только советское правительство приняло на себя роль не только хозяина, но и кормильца. Ответственного за пропитание и счастье всего вверенного ему народа. По существу, это явилось лишь частным случаем всеобщего правила – советская власть считала себя ответственной за все области жизни своих граждан. 

Эту тенденцию очень ярко описал Александр Генис. «Вопреки всем традициям, – отмечал он, – «Книга о вкусной и здоровой пище» трактует кухню не как частное, семейное дело, а как важнейшую функцию правительства». 

• В качестве аргументации вмешательства государства в область питания использовался тезис о научном характере советской кулинарии. Провозглашалось: только врачи и диетологи в состоянии правильно разработать меню и проследить за приготовлением полезных блюд. И только повара государственных столовых и ресторанов – правильно их приготовить и преподнести потребителю. 

Конечно, читатель может возразить: до этого мы, мол, говорили о предметных понятиях – продуктах, блюдах, рецептах, обо всем, что можно было увидеть, потрогать руками и оценить вкус. Действительно, сейчас мы вступили на зыбкую почву мифологизации советской кухни. И чтобы этот ее понятийный уровень стал ощутимее, попробуем разобраться с несколькими вещами. Для начала следует четко уяснить для себя, что никакой единой советской кулинарии не было. И откуда, собственно ей было взяться? Даже многовековая русская кухня и та была пронизана противоречиями. Почему-то до 1917 года в рамках общероссийской кухни спокойно существовали десятки ее подвидов: кухня крестьянская и купеческая, кухня изящных питерских ресторанов и московских трактиров, кухня общепита (в том еще понимании) и домашняя кухня среднего класса, кухня раскольников и православных. Это даже если не принимать во внимание различий в географии (скажем, русского Севера и Дона, Сибири и Полесья), а также наличия огромного количества национальных особенностей. 

Вот почему, когда мы сравниваем два явления – русскую кухню и советское влияние на нее, – мы все больше осознаем преходящее, временное значение последнего фактора. Действительно, какие уж перипетии ни случались с нашей кулинарией за сотни лет – введение христианских постов и мясоедов, монгольское разорение и азиатское влияние, войны и катастрофа начала XVII века, раскол и петровские преобразования, тотальное «офранцуживание» столичной гастрономии и внедрение картофеля, борьба западников и славянофилов, освоение национальных кухонь – всего не перечислить. И ничего, справились. 

Поэтому возвращаясь к «многослойности» советской кулинарии, следует иметь в виду, что это – лишь продолжение тенденции, веками сложившейся в нашей кухне. На наш взгляд, общенациональная советская кухня – это своего рода миф. Это – тот абсолют, к которому стремилась официальная пропаганда. На деле же все равно оставались кухни различных социальных групп. Что-то в них было общее, что-то – лишь на уровне стереотипов. 

Что это были за кухни? Очевидно, что с дореволюционных времен за малым исключением сохранялась крестьянская, деревенская кухня. Те, кто уважал религиозные традиции, бережно пытались сохранить их (а в кухонном домашнем быту с ними не боролись даже в самые суровые годы). Городская кулинария изменилась значительно – за счет внедрения общепита, новых продуктов, подходов к питанию. Но все также прослеживалась социальная дифференциация: питание фабричных рабочих отличалось от стола людей свободных профессий. Кухня для обеспеченной публики формировалась за счет людей, причастных к распределению продуктов или ресурсов, начиная от заведующего продмагом и до министра (и, кстати, еще большой вопрос, у кого из них было более разнообразное и богатое меню). Возвратившиеся домой дипломаты пестовали грустную пародию на европейские деликатесы из подручных продуктов, творческая интеллигенция исподволь тянулась к «купеческим традициям», мелкая номенклатура уважала искаженное и извращенное понимание «высокой» ресторанной моды. 

Каждый советский социальный слой гордился чем-то своим и одновременно общим – ощущением избранности, уникальности в единой советской системе. Другое дело, что не каждый человек понимал всю призрачность этой «роскоши». Вот почему написанный в 1930-х на полном серьезе (!) очерк Павла Нилина, сегодня получает скорее юмористическое звучание: «…бурный рост производительных сил в нашей стране и связанный с ним невиданный подъем культурного уровня людей превращает уже сегодня многие предметы роскоши в предметы первой необходимости. А так как у нас уничтожено паразитическое потребление, предметы роскоши становятся достоянием всего населения. […] Люди теперь хотят иметь не просто сапоги, но хорошие сапоги, не просто велосипед, но хороший велосипед. Ибо строители Магнитки и Кузнецка, Днепрогэса и Уралмаша, авторы грандиозных вещей имеют право на роскошную жизнь».

Читайте также:  Элекма Кухонный Комбайн Инструкция

И здесь мы подходим к еще одной «невысказанной» черте советской кухни. На этот раз имеющей, скорее, социально-психологический характер. И продукты, и гастрономия были тем самым «маячком», безошибочно позволяющим определить социальный статус собеседника. Гениальная сцена из романа Юлиана Семенова «Семнадцать мгновений весны» списана ведь совсем не с гитлеровской действительности 1945 года. Помните, когда Штирлиц оказывается случайно в одном купе с генералом вермахта: «У вас нет коньяка». – «У меня есть коньяк». – «Значит, у вас нет салями». – «У меня есть салями». – «Значит, мы с вами едим из одной кормушки». 

Тема «кормушки» в СССР – это, как в романах про Гарри Поттера, – имя «того, кого нельзя называть». Параллельные (государственной торговой сети) системы распределения продуктов и товаров создаются в конце 1930-х, а уже к концу 1970-х расцветают пышным цветом. При этом они находятся в «серой зоне». То есть о них часть людей знает, многие догадываются, но в деталях все известно лишь избранным. Пресловутые талоны на питание в «кремлевских» столовых на Серафимовича (в Доме на набережной), Рыбном переулке и на Грановского (ныне Романов переулок) охватывают всего 5–7 тысяч человек высших аппаратчиков ЦК КПСС, Совмина, глав министерств и ведомств. Но слава о них идет «по всей Руси великой».

Естественно, что в территориальных обкомах, райкомах и советах создаются аналогичные системы, где «труба пониже и дым пожиже». Сознаюсь, вместе с отцом, входящим в тот «избранный круг», я в середине 1980-х имел возможность посещать эти заведения, издавна получившие название «распределители». Так вот выставленный там ассортимент соответствовал всего лишь сегодняшнему районному столичному магазину. Скажем, на улице Грановского торговля была организована в помещении площадью порядка 300 метров, где в 5–6 комнатах (залами их назвать не поворачивается язык) были представлены, соответственно, колбасы (из микояновского спеццеха и финские салями), видов 15–20 консервов, сырое мясо, молочные продукты, хлеб и бакалея, конфеты, чай, кофе, пиво и винно-водочные изделия (20–30 сортов водок, коньяков, настоек). 

Выгода от пользования таким заведением заключалась в нескольких вещах. Во-первых, там был выставлен пусть и ограниченный, но качественный и стабильный ассортимент продуктов. Главное же заключалось в небольшой хитрости. Цены на эти продукты были зафиксированы на уровне 1930-х годов. Каждый «допущенный» к заведению человек получал на руки книжку с отрывными талонами на сумму примерно 150 рублей в месяц (это – минимум, у министра, скажем, было вдвое больше). На них он мог либо обедать в столовой, либо брать «сухим пайком» продукты в магазине. 

Понятно, что 99 % предпочитало последний вариант. В результате человек приобретал дефицитные продукты по ценам примерно в 2 раза ниже государственных. Что позволяло экономить до четверти зарплаты в месяц плюс не заботиться о питании семьи. Насколько же смешно выглядят эти привилегии «номенклатуры» 1970–80-х годов по сравнению с тайным и явным многомиллионным «пайком» сегодняшних министров! 

Еще одна неотъемлемая социально-культурная черта советской кулинарии – это использование специфической советской эстетики. Кстати, может быть, именно поэтому все советское и вызывает сегодня такую ностальгию, даже у молодежи, не заставшей ничего советского в жизни. Но это – сегодня. А тогда эстетика была мощным инструментом распространения мыслей, привычек, идей. Бесчисленные плакаты и реклама, журнальные иллюстрации и этикетки на продуктах – все это создавало единый фон здорового и рационального питания. Многие уже тогда понимали, что это – своего рода параллельная реальность, имеющая мало общего с социалистической действительностью. Но идеологический напор был силен, этот выдуманный мир создавался всем советским искусством.

Банальный пример фильма «Кубанские казаки» (1950) призван был «сконструировать» некую красивую жизнь, где умные и сильные люди работают в колхозе-миллионере. Где обаятельный председатель в исполнении Сергея Лукьянова, растирая в руке тяжелые колосья пшеницы, идет по бескрайним полям. И соревнуется на ярмарке с другим председателем – Мариной Ладыниной, – у кого богаче товары: гуси и поросята, арбузы и калачи. 

Кстати, обратите внимание. Эстетическая эксплуатация кулинарных образов при СССР была неоднородна по времени. В 1920–30-е годы – это русский авангард, рекламные стихи Маяковского, плакаты в ярком брутальном стиле: «Работница, борись за чистую столовую, за здоровую пищу!», «Долой кухонное рабство!» и другие темы были нацелены не на пропаганду продуктов или пищевых товаров, а на улучшение общего быта и привычек. Именно этот приоритет был главным в работе советских властей. 

В конце 1930-х тональность пропаганды меняется. Фактически до середины 1950-х годов – это апофеоз продуктовой рекламы. Что, в общем, вполне объяснимо. Начала нового быта более или менее привились. А вот другая тема – роль государства в питании населения – стала преобладающей. Правительство и коммунистическая партия – вот настоящие кормильцы народа. А мудро руководимая ими пищевая промышленность – неиссякаемый источник продуктов и товаров. 

«Всем попробовать пора бы, как вкусны и нежны крабы!» – убеждает нас молодая женщина с самого запоминающегося плаката 1930-х годов работы А. Миллера. В эти годы советские покупатели посредством рекламы знакомятся с множеством новых продуктов: свежезамороженными овощами и рыбой, пастеризованным молоком в стеклянных бутылках, пищевыми концентратами для быстрого приготовления каш, супов, киселей и кондитерских изделий, майонезом, готовыми пельменями, сосисками. 

1960-е годы радикально меняют советскую кулинарную эстетику. Вернее, попросту резко сворачивают ее. Все меньше и меньше рекламы вин, полуфабрикатов, вообще – всей продуктовой линейки. Немногочисленными исключениями становятся усиленно внедряемые властями продукты, призванные сократить наметившийся дефицит всего съестного. При Хрущеве – это вездесущая кукуруза, «царица полей» и источник всего прогрессивного в питании. При Брежневе – океаническая рыба и морепродукты, ставшие в условиях хронического кризиса сельского хозяйства вынужденной альтернативой традиционным блюдам. 

А в 1970–80-е – полная тишина на фронте кулинарной, пищевой эстетики. Изредка прорывающиеся продуктовые мотивы – это либо бесконечная битва за урожай, либо борьба с «несунами» на производстве, либо вымученная критика «вещизма» и мещанства. Этих советских эвфемизмов для простого человеческого стремления к нормальной, обеспеченной жизни. 

Нормальной жизни… А ведь именно это понятие и завершает ту самую загадку советской кухни, над которой мы размышляем сейчас. Оно-то до конца и складывает эту самую матрешку. Наша кухня была одним из элементов пропаганды советского образа жизни. Она была призвана показать, насколько счастливо живется простому человеку в СССР, как питательны и здоровы продукты, потребляемые им, как красив и рационален его быт. 

До какого-то момента это срабатывало. Ведь бытовая часть любого общества – не на виду. И в этом смысле догадываться о том, как там живут и питаются американцы и французы, мог далеко не каждый советский гражданин. Плюс к этому, давайте говорить прямо, очень небольшая часть советского народа рассматривала тогда питание как сколько-нибудь заслуживающую тему для разговора. То есть, пока все с продуктами было более или менее терпимо, проблема не была в центре внимания. И лишь когда тотальный дефицит соединился с разочарованием в общественных идеалах, – вот тогда советская модель и начала проигрывать и терять популярность. 

В конечном итоге именно это соревнование – два мира, два образа жизни, – и похоронило весь советский строй. 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector