Творчество В. Борхерта и послевоенная немецкая проза – тема научной статьи по языкознанию и литературоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Лист ответов и рекомендации к оцениванию

Задание 1

Деятельность: Поиск информации.

Уровень сложности: 1.

Требуется найти в тексте рассказа фрагмент, полностью совпадающий с одним из предложенных вариантов ответа. Само задание достаточно просто для выполнения, но с его помощью акцентируется внимание на существенной для понимания смысла текста детали – несоответствии во внешности героя (лицо пожилого человека – походка молодого)

1 балл – ответ С.

0 баллов – другие ответы.
Задание 2

Деятельность: Поиск оснований для разных точек зрения.

Уровень сложности: 3.

Задание 3

Деятельность:Интерпретация, реконструкция замысла автора.

Уровень сложности: 3.

2 балла – любая попытка интерпретации. Например, это время, которое разделило жизнь героя на две части; возможна ссылка на слово «рай»; «половина третьего» — это граница, с одной стороны, а с другой – напоминание о прежней жизни; застывшая, остановившаяся прежняя жизнь и т.п.

1 балл – поиск ответа на содержательном, сюжетном уровне рассказа. Например, потому что в «половине третьего» герой приходил домой, потому что в это время в его дом попала бомба, потому что много событий в его жизни связано с этим временем и т.п.

0 баллов – простая констатация. Например, часы показывают это время.

Задание 4

Деятельность: Интерпретация, реконструкция замысла автора.

Уровень сложности: 3.

2 балла – любая попытка интерпретации. Например, не смотрят, то есть они не понимают друг друга, их разговор только внешний; они – по ту сторону границы, они смотрят на обычные вещи (каждый – на свое): мужчина – на ботинки, женщина – в сторону детской коляски, у них есть жизнь, есть будущее, у него – все в прошлом и т.п.

1 балл – объяснение поступков действующих лиц в рамках описанной ситуации, так же, как если бы это была история из жизни, а не художественный текст. Например, потому что трудно разговаривать с больным человеком, трудно разговаривать с человеком, пережившим такое горе; потому что он странный и т.п.

0 баллов – неаргументированный ответ, неразвернутый, констатирующий. Например, они не хотят смотреть на него.

Задание 5

Деятельность: Поиск конкретной информации (фактов), интерпретация.

Уровень сложности: 2.

2 балла – ответ С и Е. (Выбор двух ответов свидетельствует о понимании того, что художественный текст не просто описывает произошедшую с кем-то историю).

1 балл – один ответ: С или Е. Выбор одного ответа свидетельствует о том, что учащийся либо не обращает внимания на конкретные факты (дату написания рассказа, фамилию писателя), либо не удерживает общий смысл рассказа.

0 баллов – любой другой ответ. Свидетельствует о невнимании к конкретным фактам.

Задание 6

Деятельность: Интерпретация, реконструкция замысла автора.

Уровень сложности: 3.

2 балла – любая попытка интерпретации. Например, мы не замечаем многих вещей, которые кажутся нам обычными; только когда герой потерял свою привычную жизнь, он понял, как много она значила для него и т.п.

1 балл – объяснение поступков действующих лиц в рамках описанной ситуации, например, потому что рассказ молодого человека взволновал мужчину, потому что мужчина сочувствует ему и т.п.

0 баллов – констатирующий ответ. Например, потому что молодой человек произнес это слово и т.п.

Задание 7

Деятельность: Рефлексия.

Уровень сложности: 3.

Задание предполагает обращение к заданию 5.

2 балла – актуальность обосновывается связью между внутренним миром человека и событиями, которые приводят к изменению внутреннего мира. Например, говорится о личной трагедии человека, независимо от того, в какой стране, в какое время, в результате каких событий она произошла; актуален, потому что до сих пор существует зло и люди страдают; в качестве примера могут приводиться современные локальные войны.

1 балл – варианты частичных ответов могут появиться в результате апробации.

0 баллов – нет, не актуален, потому что это про войну, которая была давно. То есть в ответе существует привязка к конкретным событиям.

DlE KÜCHENUHR

Sie sahen ihn schon von weitem auf sich zukommen, denn er fiel auf. Er hatte ein ganz altes Gesicht, aber wie er ging, daran sah man, daß er-erst zwanzig war. Er setzte sich mit seinem alten Gesicht zu ihnen auf die Bank. Und dann zeigte er ihnen, was er in der Hand trag.

Das war unsere Küchenuhr, sagte^er und sah sie alle der Reihe .nach an, die auf der Bank in der Sonne saßen. Ja, ich habe sie noch gefunden. Sie ist übriggeblieben.

Er hielt eine runde tellerweiße Küchenuhr vor sich hin und tupfte mit dem Finger die blaugemalten Zahlen ab. Sie hat weiter keinen Wert, meinte er entschuldigend, das weiß ich auch. Und sie ist auch nicht so besonders schön. Sie ist nur wie ein Teller, so mit weißem Lack.

Aber die blauen Zahlen sehen doch ganz hübsch aus, finde ich. Die Zeiger sind natürlich nur aus Blech. Und nun gehen sie auch nicht mehr. Nein. Innerlich ist sie kaputt, das steht fest. Aber sie sieht noch aus wie immer. Auch wenn sie jetzt nicht mehr geht.

Er machte mit der Fingerspitze einen vorsichtigen Kreis auf dem Rand der Telleruhr entlang. Und er sagte leise: Und sie ist übrig­geblieben.

Die auf der Bank in der Sonne saßen, sahen ihn nicht an. Einer sah auf seine Schuhe und die Frau sah in ihren Kinderwagen. Dann sagte jemand: Sie haben wohl alles verloren?

Ja, ja, sagte er freudig, denken Sie, aber auch alles! Nur sie hier, sie ist übrig. Und er hob die Uhr wieder hoch, als ob die anderen sie noch nicht kannten. Aber sie geht doch nicht mehr, sagte die Frau. Nein, nein, das nicht. Kaputt ist sie, das weiß ich wohl.

Aber sonst ist sie doch noch ganz wie immer: weiß und blau. Und wieder zeigte er ihnen seine Uhr. Und was das Schönste ist, fuhr er aufgeregt fort, das habe ich Ihnen ja noch überhaupt nicht er­zählt. Das Schönste kommt nämlich noch: Denken Sie mal, sie ist um halb drei stehengeblieben. Ausgerechnet um halb drei,

denken Sie mal!

Dann wurde Ihr Haus sicher um halb drei getroffen, sagte der

Mann und schob wichtig die Unterlippe vor. Das habe ich schon oft gehört. Wenn die Bombe runtergeht, bleiben die Uhren ste­hen. Das kommt von dem Druck.

Er sah seine Uhr an und schüttelte überlegen den Kopf. Nein, lieber Herr, nein, da irren Sie sich. Das hat mit den Bomben nichts zu tun. Sie müssen nicht immer von den Bomben reden. Nein. Um halb drei war ganz etwas anderes, das wissen Sie nur nicht.

Читайте также:  Шторы для кухни с балконом 2021 – самые классные варианты

Er sah die anderen an, aber die hatten ihre Augen von ihm weg­genommen. Er fand sie nicht. Da nickte er seiner Uhr zu: Dann i hatte ich natürlich Hunger, nicht wahr? Und ich ging immer j gleich in die Küche. Da war es dann fast immer halb drei. Und ; dann, dann kam nämlich meine Mutter.

Ich konnte noch so leise :; die Tür aufmachen, sie hat mich immer gehört. Und wenn ich » in der dunklen Küche etwas zu essen suchte, ging plötzlich das , Licht an. Dann stand sie da in ihrer Wolljacke und mit einem » roten Schal um. Und barfuß. Immer barfuß.

So spät wieder, sagte sie dann. Mehr sagte sie nie. Nur: So spät wieder. Und dann machte sie mir das Abendbrot warm und sah zu, wie ich aß. Dabei scheuerte sie immer die Füße aneinander, weil die Kacheln so kalt waren. Schuhe zog sie nachts nie an. Und sie saß so lange bei mir, bis ich satt war.

Und dann hörte ich sie noch die Teller wegsetzen, wenn ich in meinem Zimmer schon das Licht ausgemacht hatte. Jede Nacht war es so. Und meistens immer um halb drei. Das war ganz selbstverständlich, fand ich, daß sie mir nachts um halb drei in der Küche das Essen machte.

Ich fand das ganz selbstverständlich. Sie tat das ja immer. Und sie hat nie mehr gesagt als: So spät wieder. Aber das sagte sie jedes­mal, und—ick xiachte^das__könnte_nie aufhören. Es war mir so selbstverständlich. Das alles war doch immer so gewesen.

Einen Atemzug lang war es ganz still auf der Bank. Dann sagte er leise: Und jetzt? Er sah die anderen an. Aber er fand sie nicht. Da sagte er der Uhr leise ins weißblaue runde Gesicht: Jetzt, jetzt weiß ich, daß es das Paradies war. Das richtige Paradies. Auf der Bank war es ganz still. Dann fragte die Frau: Und Ihre Familie?

Er lächelte sie verlegen an: Ach, Sie meinen meine Eltern? Ja, die sind auch mit weg. Alles ist weg. Alles, stellen Sie sich vor. Alles weg.

Er lächelte verlegen von einem zum anderen. Aber sie sahen ihn nicht an. Da hob er wieder die Uhr hoch und er lachte. Er lachte: Nur sie

hier. Sie ist übrig. Und das Schönste ist ja, daß sie ausgerechnet um halb drei stehengeblieben ist. Ausgerechnet um halb drei. Dann sagte er nichts mehr. Aber er hatte ein ganz altes Gesicht. Und der Mann, der neben ihm saß, sah auf seine Schuhe. Aber er sah seine Schuhe nicht. Er dachte immerzu an das Wort Para­dies.

Leseverstehen: Die Küchenuhr

1. Wie beschreibt der Erzähler den Haupthelden?

a. Er war ein junger Mann mit strahlendem Lächeln.

b. Er sah älter aus, aber bemühte sich, sich gut zu benehmen.

c. Er hatte ein altes Gesicht, aber an seinem Gang erkannte man, dass er erst 20 Jahre alt war.

d. Schon mit 20 Jahren sah er wie ein Greis aus und nur die Augen verrieten seine Jugend.

2. Lesen Sie das Gespräch der Leser dieser Kurzgeschichte!
Der erste Leser: Ich meine, dass der junge Mann mit dem „alten Gesicht» wohl nicht ganz bei sich ist.

Der zweite Leser: Wovon reden sie? Wenn Sie aufmerksam die Kurzgeschichte gelesen

hätten, dann würden Sie erkennen, dass der junge Mann sich den Umständen entsprechen verhält.

Finden Sie Textbelege oder nennen Sie Fakten aus der Geschichte, mit denen man die unterschiedlichen Standpunkte belegen kann!

Der erste Leser _

Der zweite Leser ________________

3.Bei genauer Betrachtung des Textes fällt die Wiederholung der Worte des Helden —„um halb drei» auf. Begründen Sie ihre Meinung, warum der Autor den Helden immer wieder diese Worte wiederholen lässt?

4. In der Kurzgeschichte meiden die Gesprächspartner des jungen Mannes immer wieder seinen Blick: „Sie sahen ihn nicht an, sie hatten ihre Augen von ihm weggenommen. (Z )», „Er sah die anderen an. Aber er fand sie nicht (Z ).

Warum verhalten sich die Gesprächspartner so abweisend? Begründen Sie Ihre Meinung!

5.Wann und wo könnte die Handlung geschehen sein, die in der Kurzgeschichte beschrieben wird. Wählen Sie eine Variante aus, die Sie für richtig halten und begründen Sie ihre Wahl!

a) Frühling 1996, Tschetschenien;

b) Herbst 2003, Irak;

c) Sommer 1944, Deutschland;

d) September 2001, USA.

6.Was bedeutet das Wort Paradies am Ende der Geschichter Inwiefern ist die Kurzgeschichte noch aktuell? Begründen Sie Ihre Meinung!

Произведение «кухонные часы»

Этот маленький рассказ я прочитала на курсах немецкого языка. Рассказ об одном человеке в послевоенной Германии, у которого остались только настенные кухонные часы, которые остановились (возможно, как и рутина его предыдущей жизни, про которую он и рассказывает) после бомбежки. В конце рассказа он как будто осознает, что больше у него ничего не осталось. В рассказе будто какой-то свой ритм. Вот он каждый день делает все то же самое, в одно и то же время. А потом взрыв и останавливаются часы. И его эмоции тоже раскрываются. Пронзительный рассказ, сумевший все это уместить в одну страницу.

Творчество в. борхерта и послевоенная немецкая проза

ФИЛОЛОГИЯ

Н.А. БОНДАРЕВА

кандидат филологических наук, доцент, зав. кафедрой иностранных языков Орловского государственного института экономики и торговли

Е-mail: ilin26@yandex.ru Тел. 8 920 821 12 51

ТВОРЧЕСТВО В. БОРХЕРТА И ПОСЛЕВОЕННАЯ НЕМЕЦКАЯ ПРОЗА

Среди голода, руин и смерти родилось гуманистическое и одновременно нигилистическое мировоззрение писателей послевоенной Германии. В. Борхерт, будучи тяжело больным и не имея надежды на выздоровление, старался, как можно более полно выразить отношение к жизни в своих произведениях. Оттого лексика его текстов чрезвычайно скупа, но вместе с тем и особенно выразительна.

Ключевые слова: война, голод, смерть, изгнание, диссонанс, солдат, возвращение домой.

Фашизм и развязанная им преступная война принесли Германии в конечном счёте неисчислимые бедствия и повергли её в состояние разрухи — не только материальной, но и духовной. Среди холода, руин, голода и смерти родилось нигилистическое и одновременно гуманистическое мировоззрение писателей, пришедших в Германию в «час ноль».

Критический взгляд на формирование послевоенного общества отразился в многочисленных произведениях таких авторов, как Ганс Эрих Носсак, Альфред Андерш, Вольфганг Кеппен, Генрих Белль, Гюнтер Грасс, Арно Шмидт, принадлежавших к молодому поколению послевоенных западногерманских писателей. Как отмечает И.М. Фрадкин, «они выступали из серо-зеленого потока возвращавшихся на родину солдат, и они не были особенно молоды, большинство разменяло четвертый десяток, их литературные дебюты были задержаны неблагоприятными историческими обстоятельствами. …Они пришли в литературу, неискушенные в вопросах художественной формы, без литературного образования и опыта, но переполненные опытом жизни и нетерпеливым желанием реализовать его в слове» [4, с. 33]. Далее он пишет: «Имя Вольфганга Борхерта, как его творчество и его исполненная символического смысла судьба, имели в последующие годы программное значение» [4, с. 47].

Читайте также:  Желтые шторы - 140 фото новинок дизайна и сочетания штор в современном интерьере

А.М. Стерио отмечает, «В. Борхерт, который может быть более открыто, чем другие, восстал против «массового человека», характеризует отношение многих молодых людей того поколения к послевоенной ситуации» [7, с. 34].

В. Борхерт родился 21 мая 1921 г. в Гамбурге. Уже в восемнадцатилетнем возрасте Борхерт попал под надзор гестапо. Когда началась война, Борхерта после кратковременной военной подготовки отправили на Восточный фронт. Здесь у него и началась так до конца и не диагностированная смертельная болезнь

печени. В результате ранения в руку Борхерт попал в лазарет. Через некоторое время ему было предъявлено обвинение в самостреле. Обвинитель требовал смертного приговора, но смертную казнь заменили отправкой на фронт: Германии нужны были солдаты. Вскоре на него поступил очередной донос о том, что он своими ироническими высказываниями в адрес гитлеровского режима разлагал боевой дух солдат. И снова девять месяцев содержания в изоляторе, приговор к пяти месяцам тюрьмы, вновь передовая. К концу войны Борхерт попал во французский плен, бежал из плена и через всю Германию добрался пешком до Г амбурга. Несмотря на болезнь, Борхерт вернулся к своему любимому делу, работал в театре. Но уже спустя год молодой человек был прикован тяжелым недугом к постели.

21 января 1946 года появился первый из его коротких рассказов — «Die Hundeblume». Поздней осенью этого же года в течение восьми дней он создал пьесу «Draußen vor der Tür», а в декабре вышел сборник «Laterne, Nacht und Sterne», в который вошли его стихотворения, написанные с 1940 по 1945 гг. В 1947 году вышел первый прижизненный сборник прозы В. Борхерта «An diesem Dienstag». До самых последних дней, несмотря на боль и страдания, Борхерт работал. В. Борхерт умер в ноябре 1947 года, не дожив до премьеры своей ставшей всемирно известной пьесы один день.

В. Борхерт ярко проявил себя и как прозаик, и как поэт, и как драматург, и как публицист. Во всех жанрах, в которых он работал, он создал выдающиеся произведения, которые вошли в сокровищницу немецкой национальной литературы. За отведённую ему судьбой короткую творческую жизнь он сумел выработать свой неповторимый индивидуальный стиль, которым он заметно выделяется на фоне других немецких писателей.

Творческое наследие писателя проникнуто

© Н.А. Бондарева

УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ

криком-призывом сказать «нет» войне. В эссе «Вот наш манифест» он пишет: «Нам не нужны поэты с хорошей грамматикой. На хорошую грамматику терпения нет. Нам нужны поэты, чтобы писали жарко и хрипло, навзрыд» [1, с. 25]. Творчеству Борхерта свойственно пристрастие к символам, к гиперболе, стиравшим грань между действительным и фантастическим.

Наиболее известная драма Борхерта «Draußen vor der Tür» («На улице перед дверью») посвящена трагедии одинокого человека, вернувшегося с войны и не нашедшего пристанища. Эта тема, мучительная и актуальная, вобрала в себя судьбы миллионов немцев. Герой пьесы, израненный солдат Бекмен, вернувшись с войны домой и не обнаруживший дома, пытался, правда, безуспешно призвать к ответу тех своих бывших командиров, кто предал его и теперь пытался уйти от ответственности. Но никому из этих самодовольных практичных людей, занятых устройством новой жизни, нет никакого дела до Бекмана. Не найдя выхода, он кончает жизнь самоубийством.

Чтобы выразить диссонанс, «разорванность» времени, Борхерт использует в своей пьесе прежде всего гротеск, утрируя, совмещая противоречащие друг другу элементы, опровергая привычные представления об образе. Гротескной фигурой является сам главный герой в рваной шинели, дырявых сапогах и нелепых противогазных очках. У окружающих он вызывает чувство недоумения и раздражения. Сам Бекман воспринимается как «привидение», а его жалобы — как неумные и неуместные шутки. Он олицетворяет прошедшую войну, о которой никто не хочет вспоминать. Все заняты созданием собственной иллюзии благополучия. Бекман же играет роль шута: «Да здравствует цирк! Огромный цирк!» [1, с. 67]. Он ближе к истине, чем «разумная», обманчиво-мирная жизнь послевоенного времени.

Но пьеса не показывает подлинные действия и конфликты. Она изображает не правду окружающего мира, а правду субъективного сознания. Лишь Бекман — действующее лицо пьесы. Преобладает его монологическая речь: он не находит для себя равного собеседника. Важное место занимает второе «я» Бекмана — Другой. Он старается представить мир в радужном свете, убедить жить, как другие. Но Бекман не может уподобиться им, ибо они — «убийцы». Отчужденность от «других» настолько велика, что лишает обе стороны возможности взаимопонимания. Словесное выражение контактов героя с его антагонистами, в сущности, не носит характера подлинных диалогов. Их раздельные монологи скрещиваются уже за пределами пьесы. На протяжении всей пьесы Борхерт созна-

тельно обращается к зрителю. Непосредственной апелляцией к зрительному залу, монологом с открытыми вопросами произведение и заканчивается.

Действие происходит как бы в полусне — полуяви, в неровном химерическом свете, при котором подчас неразличима грань между призрачным и реальным: в пьесе действует персонифицированная река Эльба, Бог выступает в образе беспомощного и слезливого старика, в которого никто больше не верит; появляется Смерть в лице похоронных дел мастера. Бекману, посмотревшему на мир без своих очков, является образ одноногого великана, он символизирует двойное чувство вины Бекмена: герой чувствует себя ответственным за смерть солдат на войне и видит в себе разрушителя семейных уз, стремящегося вытеснить другого, еще не забытого.

Это видение позволет двояко понимать название пьесы. Оставленный за дверью сам, Бекман может захлопнуть дверь перед другим: «Каждый день нас убивают, и каждый день мы совершаем убийство» [1, с. 28]. Неотступно преследуют героя сознание личной ответственности и повышенное чувство вины.

В образе унтер-офицера Бекмана, «одного из тех», отразилась личная биография и духовная драма Борхерта, а также всего поколения послевоенных лет. Черты обобщённости, общезначимости, присущие Бекману, характерны и для многих других героев прозы Борхерта. Бекман — «один из серого множества». О себе он говорит во множественном числе, от имени своего поколения, он обвиняет другое поколение — «отцов», в том, что они предали своих сыновей, воспитали их для войны и послали на войну. Бекман олицетворяет собой поколение людей, настолько травмированных войной, настолько чувствующих свою беспомощность перед грозной и жестокой силой, что их сознание не в силах постичь её. Отсюда их пассивность, их бездеятельность. Отсюда их мучительный внутренний конфликт, терзающий всегда, тяга к человеческой солидарности, стремление помочь собратьям и одновременно чувство одиночества и покинутости, унизительное сознание своего бессилия.

Читайте также:  Шторы на кухню с балконной дверью - отличительные особенности и 110 фото

Сухость и точность языка неоднозначна, и по сути дела, выдаёт крайнее возмущение автора. Пафос отнюдь не служит для выражения восторга чем-то высоким, напротив, он «воспевает» все самое низкое, недостойное, мрачное.

В целом эта пьеса раскрывает, насколько сознание молодого поколения того времени было сконцентрировано на своем внутреннем «я». Из пьесы практически исключен исторический контекст, не показана историческая картина времени. То, что отец Бекмана был национал-социалистом и

Шэй

ФИЛОЛОГИЯ

антисемитом, упоминается лишь в связи с переживанием одиночества и оторванности от мира главным героем. Всеобщий протест против поколения «отцов» не приводит к каким-либо историческим размышлениям и выводам, а вливается в традицию детального изображения конфликта между новыми устремлениями молодого поколения и готовности приспосабливаться старого. Сознание собственной вины, сформированное войной, преобразуется постепенно в сознание жертвы, ощущение непонятности и отверженности.

В послевоенной литературе, которую четко характеризуют такие ключевые понятия, как голод, нужда, изгнание, бездомность, возвращение домой с войны или из заключения, главным персонажем является солдат, возвращающийся на родину. В драме В. Борхерта протагонист Бекман осознает, что он — аутсайдер, один из тех, кто своим возвращением вызывает чувство недоумения и раздражение самодовольных и практичных людей. Общество 50-х годов складывалось как мещанское и материалистическое. Если в довоенное время вступление в национал-социалистические ряды являлось реакцией протеста молодежи на бюргерское восприятие жизни, то после войны у думающей части общества пережитое вызвало шок и желание выяснить те вопросы, которых большинство не хотело касаться. В целом послевоенное общество формируется как своего рода «единство одной судьбы, где каждый из мимолетных типажей этого общества находит стабильность после денежной реформы» [4, с. 21].

Именно поэтому борхертовский Бекман вызвал всеобщую симпатию у ему подобных. И.М. Фрадкин отмечает, что «для Бекмана положение «на улице перед дверью» — это не просто некая обусловленная социально-историческими обстоятельствами поражения Германии бедственная ситуация, преодолимая в конкретных случаях с помощью личной энергии и изворотливости. . Это аутсайдерство не было лишь вынужденной ролью неудачника, оказавшегося слабым в борьбе за существование. В нем был заключен и высший нравственный смысл: неприятие общества, упрямо сохраняющего свой прежний, сформировавшийся в III империи духовный статус, и сознание собственной совиновности», т. е. «сознательно выбранная позиция» [8, с. 35].

Возврат на родину и поиски родного дома имеют символическое значение: солдат, возвращающийся домой с войны, в правоту которой он верил и которая закончилась поражением, психически травмирован и поэтому не готов вступить в мирную жизнь. Протагонист В. Борхерта осознает бесперспективность будущего и поэтому тоскует по дому и прошлому. Потерянный дом для него равен раю,

который в довоенное время не был достаточно оценен. Протагонист вспоминает дом родителей, где тридцать лет царила определенная система и казалось, что ничто и никто не в силах ее разрушить или изменить. Об этом рассказ «Кухонные часы» («Die Küchenuhr») и драма «На улице перед дверью» («Draußen vor der Tür»).

Герой В. Борхерта Бекман поражен, когда на табличке у дверей дома родителей он прочитал чужую фамилию. До этого мгновения он надеялся, что война миновала этот дом, и был уверен, что в нем ничто не изменилось и продолжается прежняя жизнь. Бекман воспринимает дом как отдельное пространство, которое во время войны должно было существовать замкнуто и оторвано от тех исторических событий, которые происходили не только в Германии, но и в целом мире.

Топос дома в прозе и в драме В. Борхерта имеет статус интимности, так как он обозначает «свое место под солнцем в пространстве Вселенной». В творчестве В. Борхерта дом является символом уюта и покоя, точкой опоры, с которой человек мог бы начать или продолжить свою жизнь. Но для его протагониста дом недоступен, потому что герой его лишен. В. Борхерт показывает нам человека на городских улицах, по которым он бродит в поисках своего дома. Именно поэтому читатель в его прозе находит описание города и жизни в нем: («Гамбург» («Hamburg»), «Город» («Die Stadt»), «Эльба» («Die Elbe»), «Биллбрук» («Billbrook»), «По длинной -длинной улице» («Die lange lange Strasse lang») и т. д.), а дом изнутри остается скрытым и недоступным. Протагонист находится на улице, перед дверью, среди ему подобных — одиноких, бездомных, нищих и голодных. Поэтому «мотив замкнутой двери означает как проходящую замкнутость, так и отверженность» [5, с. 27]. Война как историческое событие является катастрофой, разрушившей прежние ценности и идеалы и создавшей в мире хаос. Физически и морально измученный и усталый на войне, протагонист стремится восстановить в своей жизни гармонию. В поисках дома, он начинает идентифицировать дом с городом и любимой женщиной. Для него родной Г амбург — «любимая между небом и адом, между лугом и долиной, между прудом и рекой, ангел между явью и сном, между туманом и ветром».

Борхерт не ставил вопросы о вине или ошибках Германии. Он писал, как бы выполняя обет, данный миллионам погибших сверстников, миллионам калек и одиноких, обездоленных бродяг, вернувшихся к разрушенным домам и могилам близких. Всё пережитое так или иначе вошло в написанные им произведения. Творчество Борхерта пришлось на один из самых тяжелых периодов истории немецкого народа.

УЧЕНЫЕЗАПИТК^————————————

Библиографический список

1. Борхерт В. Избранное. М.: Худ. лит., 1977. 302 с.

2. ЛосевА.Ф. Из ранних произведений. М.: Правда, 1990. 656 с.

3. ТресиндерД.Ж. Словарь символов. М.: Гранд, 1999. 732 с.

4. Фрадкин И.М. История литературы ФРГ. М.: 1980. 133 с.

5. Bachelard G. Poetik des Raumes. München, 1960. 120 S.

6. Borchert W. Das Gesamtwerk. Rohwolt, 1998. 354 S.

7. Rudolf W. Wolfgang Borchert. Werk und Wirkung. Bonn, 1984. 233 S.

8. RühmkorfP Wolfgang Borchert mit Selbstzeugnissen und Bilddokumentaren. Hamburg, 1993. 135 S.

N.A. BONDAREVA V. BORHERT’S CREATIVITY AND POST-WAR GERMAN PROSE

Among hunger, ruins and death the humanistic and oneis temporary nigilistic outlook of writers of post-war Germany was born. V.Borhert, being seriously ill and without having hope of recover, tried, as more as possible full to express the relation to life in the products. That’s why the lexicon of his texts is very avaricious, but at the same time especially expressive.

Key words: war, hunger, death, exile, discord, the soldier, returning home.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector