Жан Батист Симеон Шарден, натюрморты и другие картины с названиями, биография художника | Артхив

Жан батист симеон шарден, натюрморты и другие картины с названиями, биография художника

Портретами, натюрмортами и жанровыми сценами Жана Батиста Симеона Шардена гордятся знаменитые музеи всего мира, но сам художник за 80 лет жизни ни разу не выезжал за пределы Парижа. Сильные мира сего от Людовика ХV до Екатерины II с удовольствием давали Шардену заказы на картины, но настоящее признание он получил за то, что воспевал достоинства и благодетели «третьего сословия».

Шарден и сам не мог похвастаться знатностью происхождения. Он родился в патриархальной семье краснодеревщика, специалиста по выделке биллиардов и мебели. Отец рано отдал сына в подмастерья сначала к художнику Жану-Пьеру Казу, а потом – к Никола Куапелю. В мастерской последнего Жан Батист должен был выписывать на картинах наставника мелкие детали. Выходило прекрасно, и, вероятно, отсюда идёт любовь Шардена к жанру натюрморта. От Куапеля Шарден уходит учиться к мастеру рангом повыше – Луи Мишелю Ван Лоо, реставрировать росписи в королевской резиденции в Фонтенбло.

Тут бы, казалось, Шардену и развернуться. Но парадная живопись на мифологические темы оставляет его совершенно равнодушным. А что увлекает? Увлекают сюжеты, которые позднее стали называть реалистическими, бытовые сценки не из античности, а из наблюдаемой каждый день действительности. Его первый успех – это вывеска хирурга. В ХVIII в. под вывеской понимали полноценную большую картину, то, что сейчас мы бы назвали наружной рекламой. Такую «рекламу» с парижской разношерстной толпой, глазеющей на раненого, которому хирург, разумеется, оказывает квалифицированную помощь, Шарден и написал. Так он нащупал своё второе после натюрморта призвание – жанровые сцены.

Чего Шарден действительно терпеть не мог – так это браться за популярные в его время парадные портреты. Помпезность идеализированной «парсуны» эпохи рококо вызывала у него глухое неприятие. Шарден предпочитает совершенствоваться в жанре, который тогда не считался ни высоким, ни престижным: подражая на первых порах фламандцам и голландцам, но очень быстро находя собственную манеру, он пишет натюрморты.

Читайте также:  Обзор кухонных комбайнов: покупать или нет?

Именно натюрморт открывает Шардену двери в мир французского истеблишмента. Картины «Скат» и «Буфет» делают его известным. В жанрах, считавшихся низкими, Шарден достиг такого совершенства, что его принимают в закрытую Королевскую академию живописи и ваяния, причем с замечательной формулировкой «живописец цветов, плодов и характерных сюжетов».

В Академии уравновешенный и глубоко порядочный Шарден сделает карьеру: в разные годы он получал хорошие должности – советника, казначея. Но на путь академического искусства Шарден так и не встал. От натюрморта он переходит к жанровым сценам и портретам и именно этим, пожалуй, обессмертит своё имя в искусстве. Впервые благодаря Шардену на сцену французской живописи выходит мелкая буржуазия, «третье сословие». И не просто выходит – а громко заявляет свое законное право на признание.

Еще недавно это было немыслимо. Изобразительное искусство превозносило гедонистический быт аристократии, популярностью пользовались идеализированные портреты вельмож и великосветских красавиц. А Шарден пишет тех, кто до него особого интереса для искусства не представлял. «Рукодельница» и «Прачка», «Вернувшаяся с рынка» и «Трудолюбивая мать», «Мойщица посуды» и «Женщина, чистящая овощи» – все они вызывают у Шардена не только жадный интерес художника, но и живую человеческую симпатию. И кто сказал, что интимный быт придворной прелестницы интереснее того, как кухарка чистит томаты? «Кто сказал, что художник пишет красками? – однажды заметит Шарден своему оппоненту. – Красками мы пользуемся, а пишем – чувством».

Личная жизнь Шардена не была безоблачной. Он дважды был женат. Трагически потерял первую жену и дочку, оставшись с маленьким сыном на руках (позднее сын также станет художником). Второй раз Шарден женился на Маргарите Пуже – портрет постаревшей добродетельной Маргариты, выполненный в технике пастели, станет одним из последних шедевров мастера. В этом браке тоже родится дочь, которая проживёт совсем мало. А когда Шардену будет за 70, его настигнет еще один удар: сын-художник отправится путешествовать по Италии и без вести исчезнет. Но живописная семейная тема у Шардена никогда не окрасится трагизмом. Дети и женщины – центральные персонажи в его творчестве («Мальчик с волчком», «Карточный домик», «Заботливая няня», «Молитва перед обедом») – выглядят благополучными и вполне счастливыми. Жанровые сценки Шардена из домашней жизни проникнуты лиризмом и теплотой. Высокая «поэзия обыденности», пожалуй, прославила его имя не меньше, чем тончайшее мастерство колориста.

Читайте также:  Угловые кухонные гарнитуры для маленькой кухни: фото и цены

Дени Дидро, один из главных властителей дум от Парижа до Петербурга в XVIII веке, утверждал, что никто не сравнится с Шарденом в умении воспроизводить правду жизни: «Так бы и схватил одну из его бутылок за горлышко, если бы захотелось пить…»

Автор: Анна Вчерашняя

Натюрморт с атрибутами искусств

В ГМИИ из ГЭ в 1927. До 1918 – в собр. О.В. Палей в Царском селе

 Изображенные художником предметы олицетворяют различные виды искусства – архитектуру, скульптуру, живопись. Книги с закладками между страниц, оставленный карандаш, небрежно свернутые листы бумаги, зарисовки, беглые, словно только что исполненные наброски, – все предметы показаны как составная часть, необходимый элемент творческой деятельности человека.

Превосходно ощущается фактура предметов – рулонов бумаги, переплетов и обрезов книг, гипсовой скульптуры. Сдержанная, но при этом богатая тончайшими переходами и рефлексами цветовая гамма воссоздает мягкое рассеянное освещение. Бытие вещей в картине естественно и прекрасно. Художник достигает замечательной красоты их живописного претворения. Под кистью Шардена простые вещи наполняются значительностью и торжественностью. Художник любит саму материальность краски,  он пишет с необычайной смелостью и свободой. Чтобы добиться нужного тона, Шарден не составлял его механически, смешивая краски на палитре, – он клал на полотно мелкие мазки разных цветов, которые на известном расстоянии от картины сливались. «Надо пользоваться красками, но писать чувством»,- говорил Шарден. Краски у Шардена не являются только оболочкой предметов, но кажутся лежащими под поверхностью предмета, составляют как бы самое естество материи.

Показать еще

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector